Инфопортал
Назад

Ипотечный кризис в США и его последствия (2007/2008)

Опубликовано: 11.07.2020
0
0

Кризис-2008: в марте казалось, что всё может обойтись

Кризис-2008: в марте казалось, что всё может обойтисьКризис 2008 года начался как долговой (ипотечный кризис в США), затем поразил финансовый сектор (банкротство банков и падение цен на акции) и после этого перекинулся на реальную экономику. 

Ипотечный кризис в США (subprime mortgage crisis) – это крах американского рынка недвижимости и связанных с ним ценных бумаг. Он проявился как резкий рост количества просрочек и невыплат по высокорискованным ипотечным кредитам. При этом участились случаи отчуждения банками заложенного недвижимого имущества, а также вызванное этим падение цен на ценные бумаги, обеспеченные субстандартными закладными. Ипотечный кризис сразу начали сравнивать с Великой депрессией 1930-х в США, и в итоге он стал первым звеном в обвале мировой экономики. 

Что именно происходило? Банки понизили обязательные требования и выдавали кредиты ненадежным заемщикам с короткой кредитной историей, потом выпускали облигации, обеспеченные этими кредитами (будто бы эти бумаги очень надежные, заёмщики очень приличные и на рынке недвижимости продолжается рост). Америка убедила не только себя, но и весь мир в том, что рынок недвижимости будет расти и расти – в страну привлекалось все больше иностранных инвестиций. Маховик закрутился. 

Фактически, из ипотеки создавались деривативы, которые котировались на бирже. Эти ипотечные бумаги получали высокие рейтинги у рейтинговых агентств и сметались инвесторами очень быстро. Сами долги перепродавались инвестиционными организациями друг другу, в итоге уже никто не проверял качество заемщиков, а на балансах инвестбанков, пенсионных фондов и страховых компаний накопилось огромное количество этих субстандартных кредитов. Деривативы же жили отдельной от кредитов жизнью. Под их обеспечение выпускались CDO, а под них выпускались новые – CDO на CDO. В итоге сформировался пузырь таких ценных бумаг, изначально выпущенных под обеспечение “мусорных” кредитов. Пузырь лопнул, и это запустило цепочку массового банкротства крупнейших инвестиционных банков и страховых компаний, на балансах которых, как оказалось, были пустышки. 

Американская актриса Марго Роби просто и красиво объясняла эту схему в фильме The Big Short (“Игра на понижение”, 2020).

Что уже произошло к этому моменту 10 лет назад? 

В начале 2008 года большинство экспертов еще не считало, что кризис разрастется на всю мировую экономику. Ипотечный кризис в США уже длился около полугода. Доллар слабел – нефть росла. Регуляторы взялись за поддержку рынков еще в августе 2007 года – тогда уже возник кризис ликвидности на финансовых рынках, и были проведены первые совместные интервенции мировых ЦБ. 

Доллар слабел – нефть росла“Для решения проблемы в начале декабря-2007 ФРС США предложен был план помощи проблемным ипотечным заемщикам, в основу которого легло предложение о замораживании процентных ставок по кредитам сроком на 5 лет и возможное рефинансирование кредитов. Однако паника, которая случилась на рынках США, Азии и России с 16 до 22 января, показала, что рынки начинают считать, что мер по борьбе с кризисом в США явно недостаточно, – говорили тогда эксперты. – Инвесторы начали бояться наступления рецессии в США. Важным является не только возможность наступления рецессии, сколько наличие действительно серьезных проблем в экономике США, разрешить многие из которых будет достаточно непросто. Экономика США подобна “черной дыре”, требующей все больше ресурсов для рефинансирования своих долгов за счет роста средств внешних кредиторов”. 

ФРС США реагировала на события на фондовых рынках и в долговом секторе, в том числе, активным снижением ставки. Если в сентябре-2007 ставка была 5,25%, то к декабрю она уже была понижена до 4,25%. 22 января 2008 года ФРС провела внеочередное заседание и еще понизила ставку – до 3,5% годовых, а 30 января – до 3%. 11 марта 2008 года американский регулятор объявил о запуске нового механизма кредитования облигаций для своих первичных дилеров. 

31 октября 2007 года многие индексы мировых фондовых рынков достигли пика, после которого началось длительное снижение, коснувшееся всех стран. 

В России в это время кризис еще не ощущался так сильно. Индекс ММВБ торговался на отметках около 1870 п., РТС – выше 2200 п. Российские индексы достигли своих пиков позже – в мае-2008 (РТС 2498,10 п. – и этот уровень до сих пор остается историческим максимумом для индекса; ММВБ поднялся в мае до пика 1966 п., через несколько лет после кризиса обновил эту цифру). 

Оптимисты давали в это время прогноз на конец 2008 года по РТС в 2800-3000 пунктов. Так комментировал ситуацию в середине января-2008 один из рыночных экспертов: “Привлекательность России в текущем году будет соседствовать с мировыми финансовыми потрясениями, соответственно нас ждет высокая волатильность российского рынка акций. У меня нет сомнений, что фундаменталка обеспечит подъем наших акций до конца 2008 года. Хотя очередные IPO/SPO могут подпортить ситуацию, взяв существенную часть ликвидности рынка. Вместе с тем, сейчас уверенности в скором восстановлении рынком утраченных позиций у меня нет. И пока я не рекомендую входить в рынок до прояснения рыночной тенденции. Покупка акций сейчас имеет смысл только на срок до конца года. На этот срок, как я уже говорил, фундаментлака перевесит все. Таргет по РТС на 2008 год – 3000”.

Даже те, кто давал более скромные прогнозы, были уверены в недолгосрочности кризиса в США и стойкости рынка РФ за счет высоких котировок нефти: “Несмотря на существенное замедление экономического роста в США и реальную возможность рецессии крупнейшей мировой экономики, мы не ожидаем развития масштабных коррекционных тенденций на российском рынке. Определяющим фактором для российского экономического роста остаются высокие цены на природные ресурсы, и они в условиях роста инвестиционного спроса, вызванного волатильностью финансовых рынков, такими, с высокой вероятностью, останутся. К тому же решительные действия ФРС США по смягчению кредитной политики демонстрируют готовность принимать решительные меры для поддержания экономического роста. По нашим прогнозам, в первом квартале 2008 года индекс РТС будет находиться в диапазоне 2070-2560 пунктов”.  

Такие мнения преобладали и в феврале, несмотря на коррекцию, которая воспринималась как локальная и в ходе которой РТС опускался до 1880 пунктов: “Мы считаем, что индекс РТС вполне может достичь от метки 2500 пунктов. Весной и летом этого года мы ожидаем увидеть новый негатив на рынке ипотеки США, что может толкнуть котировки вниз. Однако ближе к концу года мы имеем все шансы увидеть рост на ожиданиях того, что кризис в ипотеке сойдет на нет и рост экономической активности в Штатах возобновиться”.  

Март-2008. Ключевые события 

К началу марта настроения экономистов и экспертов были уже достаточно осторожными, но все же многие продолжали ждать, что экономика США выстоит, а развитые рынки во втором полугодии будут восстанавливаться.

Опасения по поводу масштабного бегства капитала из крупнейших американских банков растут. В начале марта в течение двух дней клиенты одного из крупнейших инвестиционных банков США Bear Stearns потребовали вывода своих активов в размере $17 млрд. С начала месяца снижались рынки США, вместе с ними Латинская Америка, Европа и азиатские площадки. Российские рынки также снижались с конца февраля, доллар стоил около 23,5 рубля. 

6 марта сокрушительные данные по Соединенным Штатам продемонстрировали рост просрочек по ипотечным кредитам до рекордного значения. На фоне данной информации бумаги финансовых компаний направились вниз: бумаги Merrill Lynch обвалились на 7%, после того, как представители компании заявили о своем намерении прекратить предлагать ипотечные программы в одном из своих филиалов. После закрытия торгов Citigroup также сообщил о сокращении объема своих активов в ипотеке на 20%. 

Первая неделя марта 2008 года завершилась для индекса РТС снижением на 2,5% до 2020 пунктов, наибольший спад на новостях о проблемах банков в США понес финансовый сектор (акции ВТБ потеряли более 10%, “Сбербанк” снизился на 6,7%). “Черное золото” тогда еще показывало рост и поддерживало нефтянку. 

На следующей неделе рынки увидели позитив от инициатив ФРС по предоставлению банкам дополнительной ликвидности. 11 марта ФРС объявила о предоставлении финансовым институтам дополнительных $200 млрд долларов в виде кредитов под залог ценных бумаг на срок не более чем на 28 дней. Ключевое отличие мер от уже принятых ранее заключалось в том, что ФРС разрешила банкам и компаниям, испытывающим недостаток ликвидности, предоставлять в качестве залога больший, нежели раньше, спектр ценных бумаг, которыми теперь могли быть казначейские векселя, государственные ипотечные ценные бумаги и коммерческие ипотечные ценные бумаги с рейтингом AAA/Aaa. Это вызвало ралли – американские рынки подскочили максимально за пять лет. В это время фьючерс на нефть марки Brent торговался около $110, золото – около $1000 за унцию. Кроме того, регулирующие органы США сократили требование по размеру капитала для крупнейших ипотечных корпораций страны Fannie Mae и Freddie Mac с 30% до 20% с целью помочь рынку ипотечного кредитования восстановиться.

На этом фоне РТС поднялся к отметке 2080 пунктов (в апреле индекс пойдет выше 2100 п.). Но бумаги банков продолжали оставаться в числе аутсайдеров рынка из-за бед заокеанских кредитных организаций. Повышение агентством S&P рейтинга России со “стабильного” до “позитивного” (11 марта) и надежды Минфина на присвоение в скором времени вожделенной буквы “А” могут стать российскому рынку лишь дополнительной поддержкой и не более. Правда, эффекта от решения ФРС хватило ненадолго. 

Уже 12 марта мировые рынки снова откатились вниз – инвесторы не верили в то, что новый план стабилизации финансовой системы окажет реальную помощь замедляющейся экономике США. В последующие дни доллар продолжал слабеть – до $1,55 за евро. Нефть дорожала – до $108 (мартовский максимум). 

14 марта Федеральная резервная система предприняла ряд мер по помощи финансовому сектору, первый раз использовав спецрезерв в $200 млрд. Такие действия ФРС были вызваны обострившейся ситуацией с ликвидностью у брокера Bear Stearns. 

Bear Stearns был продан банку JPMorgan Chase17 марта стало известно, что Bear Stearns, пятый по величине инвестиционный банк в США, не смог сам решить вопросы с ликвидностью и был продан банку JPMorgan Chase по цене всего $2 за акцию или $236 млн, хотя неделей ранее акции Bear Stearns стоили около $70. Это случилось в понедельник. Панические продажи прошли на всех мировых рынках, а золото поднялось до $1030. Российский рынок также резко снизился: лидерами падения стали акции нефтегазового, горно-металлургического и банковского секторов. Обыкновенные акции “Сбербанка” подешевели на 5,2%, а привилегированные – на 5,8%. По итогам этого дня индекс РТС снизился на 3,56% до 1990 пунктов, индекс ММВБ потерял 4,2% откатившись до 1582 пунктов. 

Отметим, что получив поддержку ФРС, JPMorgan заявил, что реальная цена сделки для компании окажется значительно выше – на ее долю придется первый миллиард убытков, связанных с портфелем банка. На расходы, связанные с покупкой, JPMorgan было отложено 6 млрд долларов. Несмотря на кажущийся оптимизм и ажиотаж вокруг покупки, по словам Дмитрия Пушкарева, начальника аналитического отдела ITinvest (должность эксперта на момент марта 2008 года), сделка по приобретению одного из крупнейших банков США одним из крупнейших банков США – это перекладывание денег из левого кармана в правый. Ядро проблемы ипотечного кредитования осталось неизменным, и, по мнению эксперта, в ближайшее время можно было ожидать появления новых выставленных на продажу ипотечных банкротов. 

17 марта президент США Джордж Буш выступил с заявлением по поводу резкого падения доллара (пара евро/доллар 1,5904). Он отметил, что администрация США контролирует ситуацию в экономике и принимает все необходимые меры. 

18 марта в начале торговой сессии Goldman Sachs Group и Lehman Brothers Holdings опубликовали квартальную прибыль, выше прогноза аналитиков. Акции брокера Goldman взлетели больше чем на 8,5%; бумаги Lehman после падения накануне на 19%, выросли на 15%. Вечером 18 марта ФРС сократила ключевую процентную ставку на 0,75% – до 2,25%, вновь идя на поводу у рынка в попытках спасти “утопающих” – инвестиционные банки. На этом фоне котировки золота опустились ниже $1000. 

На последней неделе марта внимание рынков переместилось с кризиса ипотечного кредитования на показатели экономики США. Заказы на товары длительного пользования (одна из составляющих личных расходов) отметились снижением второй месяц подряд, потеряв в феврале 1,7%, а сами расходы продемонстрировали рост всего на 0,1% г/г, минимальный с сентября 2006 года. Индекс доверия потребителей снизился до минимального уровня с марта 2003 года, остановившись на отметке 64,5 п. при прогнозе в 73,5 п. и предыдущем значении 75 п. Рынки продолжают идти вниз. 

Мнения: чего ждали после марта-2008? 

Уважаемые читатели, внимание! Мы приводим мнения экспертов, которые они высказывали в марте 2008 года, и должности указаны на тот момент.

Ксения Юдаева, главный экономист, старший советник президента “Сбербанка России”: “Американские инвесторы решили, что они не готовы получать более низкий доход в надежных инструментах. Начался поиск неких финансовых инноваций, менее надежных, но более доходных. Американская экономика попала в ситуацию болезни роста финансовой системы, в которую попадали многие финансовые системы в 90-х годах. Возникло много новых инструментов, которыми до конца еще не умеют до конца пользоваться. Те самые subprime как раз были такой инновацией 2000-х годов, оценивать риски которых не очень-то умели. В результате они оказались слабым звеном”. 

Ольга Беленькаязаместитель руководителя аналитического департамента ООО “Совлинк”: “Ситуация в американской экономике быстро ухудшается вследствие углубляющегося финансового кризиса, прогнозы становятся все мрачнее, и ведущие западные экономисты говорят о том, что предстоит самая серьезная за последние 20-25 лет рецессия. Как отмечает проф. Н. Рубини, для этого есть следующие предпосылки: 1) худшая рецессия на рынке жилья, грозящая падением цен на 20-30% с пиковых уровней (что активизирует дальнейшие дефолты по ипотечным кредитам), 2) перегруженный долгами и не имеющий сбережений американский потребитель, 3) наличие перегруженной неконтролируемыми рисками “теневой финансовой системы” с активами на сотни миллиардов долларов (небанковские финансовые институты в виде хедж-фондов, SIV, монолайнеров-страховщиков облигаций и т.д.). И, действительно, снижение ставок ФРС лишь частично снимает напряжение с ликвидностью, но не решает проблему кризиса доверия и кредитоспособности, вследствие которых инвесторы панически “бегут от рисков”. В результате возрастают риски весьма опасной дефляционной спирали в отношении финансовых активов и резкого сокращения доступа к кредитам для реального сектора. В худшем варианте это наблюдалось во времена Великой депрессии в США, в менее жестком, но также тяжелом и затяжном варианте – в Японии. К сожалению, даже сравнение с временами Великой Депрессии, которое еще несколько лет назад воспринималось как практически невероятное, уже не может сбрасываться со счетов. Хотя все-таки, очень надеюсь, что этот сценарий не реализуется.
<…>
Если уж замглавы МВФ говорит о необходимости “think the unthinkable” относительно сценариев событий с невысокой вероятностью, но чрезвычайными последствиями, конечно, полностью исключить такие сценарии нельзя (и “долларовых миллионеров”, и повторения кризиса 98-го). Но все же вариант “мирного развития событий” (с преодолением рецессии в США и кризиса финансовой системы за 1-2 года без катастрофических последствий для мировой экономики) пока представляется мне более вероятным. Мой среднесрочный прогноз цен на нефть – умеренное снижение (до 60-70 долл/барр) с постепенным снижением курса рубля к доллару”. 

Михаил Аристакесян, руководитель отдела информации и анализа мировых рынков id-brands.ru: “Собственно кризис в США ещё толком и не начинался. Проблем в США так много, что причиной следующей волны кризиса может быть что угодно. Кроме перечисленных выше, могу добавить проблемы в секторе коммерческой недвижимости и рост просроченной задолженности по автокредитам. 
<…>
Учитывая, что в этом году выборы в США, то ФРС и правительство будут пытаться всеми силами не допустить дальнейшего резкого ухудшения в экономике до этой даты. Однако гарантии, что их действия будут успешными нет”. 

Евгений Гавриленковглавный экономист ИК “Тройка Диалог”, директор Института макроэкономических исследований и прогнозирования“Плохо, когда пытаются решить какие-то серьезные фундаментальные проблемы, снижая ставки и снабжая ликвидностью систему, мол, система подстроится сама. По сути, ФРС кредитует неплатежеспособную часть экономики. А это заканчивается высокой инфляцией, девальвацией, то, что мы сейчас наблюдаем происходящее с долларом”. Отрицательные процентные ставки, по его мнению, способствуют неправильной оценке рисков, неправильному инвестированию. Они всегда приводят к накоплению тех или иных пузырей. Сейчас американский рынок накачивают деньгами. В результате доходность по двухлетним американским казначейским бумагам колеблется в последние недели от уровня 1,2–1,5% при инфляции в 4,5%. Поэтому инвесторы вкладывают деньги в сырьевые товары, в результате цена на нефть достигает заоблачных величин. 

Александр Потавин, заместитель начальника аналитического управления “Антанта-Капитал”, так комментировал решение монетарных властей США снизить ключевую ставку на 0,75% до уровня 2,25%: “Нас очень настораживают темпы снижения процентных ставок, поскольку в ближайшее время ФРС может столкнуться с тем, что в ставки будет просто некуда снижать, даже если понадобятся новые стимулы для роста экономики. Тем не менее, подобная смелость монетарных властей США чрезвычайно позитивно была воспринята американскими инвесторами, которые в этот день подняли свои биржевые индексы более, чем на 4% каждый. Итак, финансовая система США работает на пределе своих возможностей, но вливания дешевой денежной ликвидности традиционно не обходят стороной фондовые рынки. Мощные вливания долларовой ликвидности на время успокоили участников рынка акций от агрессивных движений на биржах”. 

Александр Осинглавный экономист УК “Финам менеджмент”: “Основные долгосрочные проблемы американской экономики – это минимальный со времен Великой Депрессии уровень накоплений, перемещение инвестиционного, производственного капитала в развивающиеся страны и усиливающееся на этом фоне перемещение денежных потоков в спекулятивные сектора вложений. Американское финансовое руководство проводит в текущий момент долгосрочную программу структурного реформирования экономики, которое, очевидно будет в долгосрочном периоде связано с ухудшением основных макроэкономических показателей этой страны. Однако, этот процесс носит цикличный характер. На мой взгляд, меры, которые резервная Система и ФРС США предприняли в последние месяцы являются своевременными и весьма “жесткими”. Они обеспечат в ближайшие кварталы заметное улучшение ситуации в экономике США“. 

Николай Кащеевначальник аналитического отдела Казначейства Внешторгбанка: “Какой потенциал? Какие рынки? То, что мы видим сейчас – глубочайший системный кризис, причем первый кризис эпохи глобализации, неизвестной на сегодня продолжительности и неясных последствий. Никто на Западе пока не пишет всерьез о возможных контурах мировой экономики после всего этого… Это – нечто новое. Забудьте пока о “цикличности”… Конечно, цикличность не может быть отменена. Потому что цикличность – вообще метафизическая категория. Правильнее говорить о сдвигах в цикличности, в дальнейшем – о новом характере циклов и т.п. Просто сейчас исторические аналогии не надежны.
<…>
Дешевый доллар – это один из способов уменьшить надутое кредитом “незаработанное” конечное потребление в США. А сверхпотребление США в глобальной экономике – основа нынешнего кризиса. Но низкий доллар в этом смысле пока не очень эффективен, потому что входит в противоречие с интересами азиатов и держателей основных мировых ЗВР и SWF. И они не дают доллару падать к их валютам”. 

Ольга Гурудэва, стратег “АнтантаПиоглобал”: “Дно” у доллара просчитать практически нереально, поскольку доллар находится в эпицентре глобального кризиса, и его курс уже далеко не так управляем с помощью действий ФРС. Я рассчитываю на курс 2,2 доллара за евро в перспективе 2-3 лет, но слишком много возможных изменений, начиная от репатриации долларовой части международных резервов центробанков, до частичной потери американской валютой функции мировых денег, до девальвации вследствие избытка долларовой массы в свободном хождении за пределами США”.

Сергей Карыхалинглавный аналитик УК “КапиталЪ”: Прогноз индекса РТС на конец года составит 2535 пунктов. “При этом основной рост рынка, по нашему мнению, будет происходить во втором полугодии. Рынки Китая и Бразилии выросли сильнее российского в прошлом году, да и рисков в этих странах не меньше, чем у нас. Для диверсификации вложений туда инвестировать можно, но делать на них основную ставку слишком рискованно”. 

Эксперты допускали такие сценарии развития событий для России – ограничение притока капитала на внутренний рынок и роль России в качестве “тихой гавани” в мировой экономике. “Но для второго исхода необходимо уйти от ориентации инвестиционной политики правительства на индикаторы повышения кредитных рейтингов (типа S&P, Fitch и т.д.) к ориентации на повышение инвестиционной привлекательности экономики, – рассуждает Валерий Миронов, аналитик Фонда экономических исследований “Центр развития”. – Это рейтинги для портфельных и прямых инвесторов типа рейтингов системы пенсионных фондов Сalpers и др.” 

Кирилл Тремасовдиректор аналитического департамента Банка Москвы: “Мы оцениваем справедливые значения индексов на конец года, исходя из наших target price по акциям, входящим в индексы. Таким образом мы получаем: РТС – 2550, ММВБ – 2045. Однако я всё больше сомневаюсь, что эти уровни могут быть достигнуты в текущем году. Ползущее развитие кризиса в экономике США и на мировых финансовых рынках должно завершиться какими-то мощными потрясениями, и если они произойдут в этом году, то мы можем впервые с 2000 года зафиксировать отрицательную годовую динамику индексов. Впрочем, я не думаю, что в этом году у нас появятся поводы для серьёзного downgrade российских акций (пока по большинству бумаг мы вынуждены повышать цели), поэтому любая паническая распродажа должна представить отличную возможность для покупок“. 

Продолжение следует…

А что сейчас? Александр Разуваев: Падение от максимумов по S&P 500 может составить 30-40%

Мировой финансовый кризис 2008

Причины кризиса 2008 года берут начало еще в 2002 году. Тогда в результате снижения ключевой ставки ФРС ипотека стала доступной, а продажи новых домов начали расти небывалыми темпами.

Обязательства по ипотеке в результате секьюритизации стали обеспеченными ипотечными облигациями (Mortgage-backed securities, MBS), а затем стали объединяться в пулы обеспеченных ипотечных обязательств (Collateralized Mortgage Obligation, CMO). На первый взгляд рынок CMO выглядел высокодоходным и относительно безрисковым, т.к. обязательства по ним были обеспечены высоколиквидным активом (домом), стоимость которого постоянно растет.

Низкие ставки по кредитам привели к расцвету рынка обеспеченных долговых обязательств (Collateralized Debt Obligation, CDO), к которым относятся не только СМО, но и многие другие облигации, обеспеченные долговыми обязательствами.

В итоге возник целый рынок долгов, внутри которого многим участникам было комфортно и безопасно. Работало это следующим образом:

1. Обязательства по изначально выданному ипотечному кредиту продавались, объединялись в пулы (и становились CMO / CDO) и перепродавались снова. А

2. Чтобы застраховать себя от дефолта по CDO, держатель таких облигаций приобретал кредитный дефолтный своп (Credit Default Swap, CDS).

В этой схеме не требовалась тщательная проверка заемщика, потому что для изначального кредитора не имело значения, будет ли заемщик платить по своим обязательствам или нет, т.к. все обязательства уже были проданы. Соответственно, чем больше ипотечных кредитов выдавалось, тем больше была прибыль. А конечный держатель облигаций (например, крупный банк) просто приобретал страховку (СDS), которая для бумаг с высоким рейтингом стоила совсем недорого.

Вся эта система не смогла бы работать, если бы риски CDO были правильно оценены. Однако из-за просчетов в методике оценки рисков пакеты обеспеченных долговых обязательств считались более надежными, чем были в действительности. В частности, была недооценена степень корреляции между вероятностями дефолта по отдельным обязательствам, в результате было переоценено значение диверсификации в снижении риска дефолта условного портфеля.

В итоге CDO получали незаслуженно высокие рейтинги надежности, а кредитный дефолтный своп стоил неоправданно дешево. Причем покупка дефолтных свопов могла осуществляться и без непосредственного владения предметом страховки. В результате такие деривативы стали элементом рискованных стратегий. Кроме того, покупка CDS поощрялась регуляторами.

Дешевизна страховки от дефолта и возможность быстрой перепродажи ипотечных обязательств привела к массовой выдаче кредитов, в том числе заемщикам с короткой кредитной историей или вовсе без нее. Причем ненадежным заемщикам выдавались субстандартные кредиты с плавающей ставкой, которая зависит от риска дефолта по кредиту, а также от ставки LIBOR.

Большое распространение на рынке недвижимости получили спекулятивные покупки с целью последующей перепродажи.

Ажиотаж на рынке жилой недвижимости США достиг апогея летом 2005 года, когда продажи новых домов достигли исторического максимума – 1389 тыс. К 1 января 2007 года этот показатель упал до 998 тысяч, и стало понятно, что период роста на рынке недвижимости окончен. Следом за снижением количества проданных домов начали падать и цены на них.

По мере падения спроса и, соответственно, цен на жилую недвижимость нарастали спекулятивные продажи, а за счет повышения платежей по субстандартным кредитам (из-за повышения ставки) число дефолтов по ипотеке также начало расти. Это в свою очередь бьет по всем держателям CDO.

Рейтинги ипотечных облигаций (CDO) начали стремительно падать, а по мере накопления потерь и снижения кредитного рейтинга продавцы страховок от дефолта (CDS) были вынуждены предоставлять все большее обеспечение, пока у них не закончились средства, требуемые для очередного обеспечения дефолтного свопа.

И все же главной причиной кризиса стали именно обеспеченные ипотекой обязательства (CDO) и массовые дефолты по ним. Та же AIG взяла на себя значительные долговые обязательства, чтобы приобрести на заемные средства «безрисковые» ипотечные облигации. При этом рынок недвижимости был перегружен предложением: на продажу были выставлены сотни тысяч домов.

Особенно важным стало банкротство Lehman Brothers в сентябре 2008 года, когда стало понятно, что государство не собирается спасать всех. Финансовый кризис перешел в острую фазу.

На фондовом рынке шли активные распродажи, и к марту 2009 года индекс широкого рынка S&P500 снизился на 57,6% от максимумов октября 2007 года.

Причины нового кризиса

Триггером нового кризиса стала, конечно, пандемия COVID-19, однако положение дел в экономике, которое сложилось в конце 2020 года, трудно назвать здоровым.

Проблема заключается в том, что власти пошли путем избегания «экономической боли», стараясь любыми путями сгладить ситуацию. Фактически «экономическое болеутоляющее» в виде количественного смягчения стало основным «лекарством». Безусловно, полезное средство для смягчения пика кризиса из помощи в преодолении «дна» превратилось в основной драйвер роста.

Альтернативным вариантом было увеличение налогов и использование количественного смягчения только для смягчения ситуации в самые тяжелые моменты кризиса. Несомненно, в итоге это привело бы к массовым банкротствам, увеличению безработицы и в целом падению уровня жизни населения. При этом к настоящему моменту экономика, вероятно, вышла бы на устойчивую траекторию роста, пусть медленного, но стабильного.

Вполне понятно, что ни один политик не захотел бы брать на себя ответственность за подобные меры. Так и администрация Барака Обамы и ФРС пошли по пути избегания «экономической боли», последовательно накачивая экономику ликвидностью.

В краткосрочной перспективе это помогло быстро вернуться к росту, однако стратегически ситуация ухудшилась, делая последующий кризис достаточно скорым по времени, сильнее и сокращая возможности маневрирования.

Экономика США получила массу негативных последствий избытка денежной массы, поспособствовав возникновению «пузырей» во многих областях:

● Рынок корпоративных долгов. За последние 10 лет объем корпоративного долга вырос более чем вдвое, превысив отметку $3 трлн, что составляет более 45% ВВП США.

● Зомби-компании по всему миру. Эти компании полностью зависимы от внешнего финансирования, а их совокупная долговая нагрузка находится на уровнях, исключающих погашение или хотя бы ее сокращение. Их продолжают поддерживать, так как банкротство станет сильным ударом по кредиторам. По разным оценкам, только в США на конец 2020 года до 16% компаний оценивались как «зомби». Такое количество «зараженных» стало возможным не в последнюю очередь благодаря возможности быстро и дешево кредитоваться.

● Как и перед кризисом «доткомов», существует целая плеяда стартапов, которые, несмотря на убыточность (иногда, в течении более чем 10 лет), провели успешные IPO и их акции выросли более чем на 100%. При этом более 80% компаний, выходящих на IPO, убыточны. Этот показатель находится на том же уровне, что и перед кризисом доткомов в 2000 году. И хотя в целом балансы более здоровы, чем накануне кризиса доткомов, но они весьма далеки от идеала.

, , , , , ,
Поделиться
Похожие записи
Adblock detector